(no subject)

и о деньгах...
То, что существует для меня благодаря деньгам, то, что  я могу оплатить, т.е. то, что могут купить деньги, это – я сам,  владелец денег. Сколь велика сила денег, столь велика и моя сила.  Свойства денег суть мои – их владельца – свойства и сущностные силы.  Поэтому то, что я есть и что я в состоянии сделать, определяется отнюдь  не моей индивидуальностью. Я уродлив, но я могу купить  себе красивейшую женщину. Значит, я не уродлив, ибо действие уродства,  его отпугивающая сила, сводится на нет деньгами. Пусть я – по своей  индивидуальности – хромой, но деньги добывают мне 24 ноги; значит, я не  хромой. Я плохой, нечестный, бессовестный, скудоумный человек, но деньги  в почете, а значит в почете и их владелец. Деньги являются высшим  благом – значит, хорош и их владелец. Деньги, кроме того, избавляют меня  от труда быть нечестным, – поэтому заранее считается, что я честен. Я  скудоумен, но деньги – это реальный ум всех вещей, – как же может быть  скудоумен их владелец? К тому же он может купить себе людей блестящего  ума, а тот, кто имеет власть над людьми блестящего ума, разве не умнее  их? И разве я, который с помощью денег способен получить все, чего  жаждет человеческое сердце, разве я не обладаю всеми человеческими  способностями? Итак, разве мои деньги не превращают всякую мою немощь в  ее прямую противоположность?

Collapse )

"Щит и меч" vs. "Семнадцать мгновений весны" (начало)

Приходила из ЖЖ такая рассылка: «Москва или Петербург, кошка или собака, самолёт или поезд?» Все любят дихотомии. Можно долго продолжать. Чай или кофе? Маяковский или Есенин? «Семнадцать мгновений весны» или «Щит и меч»? 

А в самом деле. Штирлиц или Вайс? Лиознова или Басов? Не думай о секундах или с чего начинается родина? Кобзон или Бернес? Вячеслав Васильевич или Станислав Андреевич? Телевидение или кино?

У нас два фильма, пусть будет два эпиграфа:

Но забыть по-прежнему нельзя все, что мы когда-то не допели: Милые усталые глаза, синие московские метели. Снова между нами города, жизнь нас разлучает как и прежде, В небе незнакомая звезда светит, словно памятник надежде
…Ах, лихая сторона, сколь в тебе ни рыскаю, Лобным местом ты красна да веревкой склизкою…

Общие соображения

Оба фильма черно-белые, в каждом есть свое специфическое обаяние, великолепные актерские ансамбли, мега-блистательные главные роли, песни, ставшие практически народными. В каждом, замечу в скобках, есть слабое звено, оба раза женское. В «Щите» это Титова (простите, Владимир Павлович!), в «Мгновениях» - нет, даже не артистка Градова, а вся линия с Кэт и младенцами. В раннем детстве она, конечно, производила на меня большое впечатление. Впрочем, Титова тоже.

Collapse )
Rogers Red

Два образа будущего. Конфликт моделей


Несколько дней назад познакомился с философом Сергеем Иванниковым, автором нескольких книг из серии «Социализм в 21-м веке». В отличие от многих современных «левых», он не является слепым начётчиком, бездумно повторяющим старые мантры про «классовую борьбу» и «диктатуру пролетариата».
И, что ещё более редко для российских «левых», активно использует мир-системный анализ Валлерстайна и даже пытается его модернизировать/дорабатывать. Мысль должна работать.
В общем, мы с товарищем Иванниковым пообщались пару часов на одной гостеприимной кухне. Обменялись мыслями по ряду интересующих меня и его вопросов, по некоторым из них пришли к консенсусу.

1. Формации не сменяют друг друга, а сосуществуют.
Об этом я уже писал ранее. В первую очередь – в разных странах и регионах.
У нас и сейчас есть множество мест на планете, где доминирует первобытнообщинный строй. И попытки насадить там более высокую формацию искусственно (например, как в Ливии, Афганистане или некоторых странах Средней Азии) ни к чему не привели – как только внешнее влияние ослабевает или уходит, племенное устройство мгновенно восстанавливается (а местами оно и не уходило).
В разных местах присутствует и рабство (например, в ОАЭ), и феодализм.

2. Формации не вытесняют друг друга, а наслаиваются.
Даже в так называемых «развитых» странах капитализма предыдущие формации не отмирают.
Возьмём, к примеру, Великобританию.
Шотландские кланы – это элементы родоплеменного строя.
Королева и пэры – феодализм.
И при этом развитый финансовый капитализм, империализм.
Более того, значительная часть элит старой формации не только не оказалась уничтожена/сметена новой формацией, но освоила новый инструментарий и интегрировалась в новую формацию. В списке 500 крупнейших корпораций мира минимум четверть основана представителями дворянства (даже если малоизвестный, но используемый термин «ливрейные компании»).
В половине стран Европы короли (пусть конституционные монархи, но всё же). Среди высших чиновников ЕС и отдельных европейских стран полно людей с дворянскими фамилиями. Феодализм никуда не уходил!

3. Капитализм конечен, в этом меня Маркс убедил. Ему на смену (внимание!) по мере развития производительных сил (как и в случае других формаций) придёт новая формация, отображающая изменившийся характер производственных и социально-экономических процессов.
Но! С чего вообще взяли, что это будет именно коммунизм? Слепая вера «потому что так написано в священных книгах» – это не для меня, простите. Аргументацию давайте!
Модель не статична, она развивается. Ленину в своё время пришлось дописывать марксистскую модель, добавив туда империализм, как высшую стадию капитализма.
Потом Валлерстайн развил тему с империализмом, создав мир-системный анализ. Но сектанты эту теорию не признают (не опровергают, даже не пытаются спорить, просто слепо отрицают, как ересь).

3.1. И что такое «коммунизм»? Как это?
Когда я в прошлый раз попытался задать этот вопрос, то мне написали «это просто – нужно отменить любую частную собственность».
Обалдеть теперь.
Так это уже происходит. Коливинги, коворкинги, каршеринги и так далее – растёт количество людей, которые ничем не владеют. Такой себе хипстерский «неопролетариат» (они же «хомячки», слепо повторяющие все корпоративные догмы).
Но какой это к чёрту «коммунизм»? Это они ничем не владеют! А их машинами, квартирами, рабочими местами и средствами производства владеют глобальные корпорации.
Власть в таком «коммунизме» будет принадлежать не «неопролетариату», а владельцам всего – «Фининтерну» и «Бигтеху».

Мы уже увидели краешком глаза, как выглядит звериный оскал этого «дивного нового мира» после выборов в США, когда «бигтех» показал, что Америкой правит не какой-то там президент, а «глубинное государство» и корпорации.
В этом мире не будет места ни народовластию, ни демократии, ни «диктатуре пролетариата». Править там будут «владельцы всего».
Уже сегодня ФРС опосредованно владеет более чем половиной недвижимости в США (я как-то публиковал доклад «JP Morgan» на этот счёт). У значительной части американцев нет ничего, кроме долгов.

Но отсутствие частной собственности в данном случае – это вовсе не коммунизм. Это либеро-фашизм, власть «Тайных Отцов» по Стругацким.
Мы видим Марка Цукерберга, Джеффа Безоса, Джека Дорси, Илона Маска, Билла Гейтса. Но это только лица, которые нам показывают. Реальные владельцы и «приниматели решений» (decision makers) остаются в тени, мы их не знаем.

Через биткоин-кошелёк, с которого идёт основное финансирование «ФБК», прошло свыше миллиона биткоинов. Это десятки миллиардов долларов. В мире не так уж много структур, которые манипулируют такими объёмами средств.

4. Кто вообще сказал, что развитие может идти только каким-то одним путём?
В прошлом веке мы видели, что часть планеты пошла по пути СССР, часть пошла по пути США.
В этом веке мы видим, что одни страны идут по пути диктатуры финансового капитализма, либеро-фашизма (США и часть ЕС), другие идут по пути госкапитализма (Россия и Китай). И эти пути антагонистичны друг другу.
Собственно, и сами США сейчас расколоты пополам почти по тому же принципу – на «промышленных капиталистов» (государственников) и «финансовых капиталистов» (глобалистов).
Возможно существуют и какие-то ещё варианты, но они пока не проглядываются. И из этих двух вариантов госкапитализм мне, безусловно, бесконечно ближе, чем «диктатура Тайных Отцов» (deep state).

По поводу последних у меня только два вопроса.
1. Что ты такое?
2. Как тебя убить?
Шутка (или нет).

5. С чего вообще некоторые взяли, что общество будущего будет безиерархическим?
Если мы возьмём человеческую историю, то увидим, что человечество всегда, с древнейших времён было иерархическим. Даже в каких-нибудь первобытных племенах всегда был вождь или глава семейства, самый сильный и/или опытный.
При переходе из формации в формацию наблюдались два взаимосвязанных процесса:
1. Для более высокотехнологичного производства нужно вовлечение всё большего количества людей (и всё большее разделение труда, оно с развитием технологий только растёт, а не исчезает).
2. Чем больше людей, тем больше нужно уровней иерархии. Если почитаете учебник по основам управления, то поймёте, почему – один человек может нормально контролировать ограниченное количество объектов. При увеличении их числа нужно делегировать управление другим, то есть создавать иерархию.

Попытки создать армию без офицеров были (в российской истории тоже), кончились плачевно. Более того, и не могли никак иначе закончиться.

Так что общество будущего не только не будет «горизонтальным», но и количество иерархических уровней и структурированности управления в нём только возрастёт.
Все попытки спорить с логикой/математикой/кибернетикой тоже заканчиваются плачевно.

Общество будущее будет сильно отличаться от того, что сочиняли люди прошлого. Причём не важно, были ли это мыслители девятнадцатого века или фантасты двадцатого. С будущим всегда так.
Как говорил и писал Переслегин, то, что некоторые его элементы можно просчитать, не означает, что оно понравится современным людям с их текущими представлениями о желанном и комфортном.

Для описания мышления некоторых людей есть даже специальный термин «wishful thinking», принятие желаемого за действительное. Хотеть можно что угодно, хоть летать в космосе без скафандра. Реальность же гораздо более сурова.
Поэтому научная идеология должна базироваться на научных же основах, а не на чьих-то хотелках.

P.S. Меня уже неоднократно обвиняли в том, что я пытаюсь запутать и «сбить с пути истинного», задавая много вопросов. А всего-то нужно верить и читать ПСС, там есть все ответы. Другие люди то же самое говорят про Библию или Коран.
Я с верующими не спорю. А продолжаю задавать неудобные вопросы, пробуждая стремление думать.

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-obrazy-budushhego-konflikt-modelej/

"Шагреневая кожа" (Часть 2)

Окончание

Поколения, которые позволили обрушить СССР, уничтожить его обрабатывающую промышленность и посадить страну на сырьевую иглу, закрепив тем самым ограничение суверенитета страны через международное разделение труда, восстановить эту обрабатывающую промышленность на самом деле уже не в состоянии (а их дети и подавно). Ведь они были не в состоянии поддерживать и развивать даже уже существовавшую! Не удержался за гриву – за хвост не удержишься.

А без восстановления обрабатывающей промышленности, нельзя должным образом слезть с сырьевой иглы, а, следовательно, не так просто и восстановить суверенитет страны в должной мере.

Периодически слышатся телевизионные кудахтанья:
«Нужна новая индустриализация! Нужна новая индустриализация!»
А кто ее будет проводить, господа?

Collapse )

"Шагреневая кожа" (Часть 1)


Где ныне конь боевой,
Где звонкого рога пение?
Отгремели горной грозою,
Отшумели степными ветрами,
Сгинули дни былые,
В закатной тени за холмами.
Как мы дошли до этого?
              
Джон Толкин. «Властелин колец»

Иногда к событиям новейшего времени, происходившим у нас, и происходящим сегодня в США, пытаются в качестве «параллели» подверстать наши революционные события 100-летней давности.
Ах, как это поверхностно! Чудовищно поверхностно. Прямо по-постмодернистски.

В российских событиях 100-летней давности не было никакого постмодернизма.
Ну, почти никакого.
Крестьяне и мастеровые (тоже стоявшие одной ногой в деревне) составляли тогда подавляющее большинство населения страны, и тогдашнее общество, если говорить о народных массах, в целом было традиционным. Крестьянин это Микула Селянинович – уж куда традиционнее. Сеятель наш и хранитель.

Collapse )

Пикник на обочине


Опять нас пугают грядущим торжеством бунтующих черных и белых постмодернистов в США. Вот, дескать, скинут они там у себя Трампа, победят полностью в США и придут за нами.
Обязательно придут!
Придет серенький волчок и укусит за бочок.
На кого эта хрень рассчитана?

Пугать нас?
Посмодернизмом?
Напугали ежа голым профилем!
Да мы уже более тридцати лет живем в обществе победившего постмодерна.
Мы давно уже живем в обществе, где господствует инверсная история.

Collapse )

Физики и лирики

https://rossaprimavera.ru/article/8e944bed Нет никаких сомнений, что дискуссия «физиков» и «лириков», которая велась в 1959 году в советской прессе, либо продвигалась, либо использовалась силами, желавшими свернуть Советский Союз с коммунистического пути. И наличие людей, вставших на сторону «физиков» в этой борьбе, допущенной партией, знаменовало собой первую ласточку, свидетельствующую о начале поворота в желанном для этих сил направлении.

  • anlazz

О наполнении "бездонной бочки" - или есть ли конец у современной экономики?

Оказывается, в Германии вот уже несколько месяцев наличествуют проблемы у местного автопрома. В том смысле, что за прошлый год продажи новых немецких автомобилей упали на 9% - и продолжают падать дальше. Причем, продолжается это аж с 2016 года – по сравнению с которым указанное сокращение составило 18%. Впрочем, подобный процесс не является признаком одной только Германии – продукцию автомобильных заводов не желают покупать по всему миру. Например, в США, где сокращение охватило и «местные» компании: GM потерял более 6%, Крайслер – 2,3%, Ford – «всего» 1,5% продаж, а не менее популярные там «японцы» еще больше - Toyota - 3%, Honda – 12%, Nissan – аж 29,5%. Или в Китае, где продажи новых легковых авто уменьшаются второй год, причем, в этом году снижение составило более 7%. (В то время, как весь предшествующий период этот показатель там только рос.)

Причем, кризис охватывает практически все сегменты – начиная с самого дешевого (тех самых китайских машин), и заканчивая солидными «седанами высшего класса», вроде Ауди и Мерседес. Впрочем, нет: самый верхний, «ульрапремиальный» рынок уверенно растет – скажем, тот же Rolls-Royce в прошлом году впервые в истории смог продать более 5 тыс. машин собственной сборки. А автомобилей марки Lamborghini в 2019 году было вообще продано на 43% больше, чем в 2018 – порядка 8200 единиц. (Про российский рынок вообще говорить страшно – тут продажи «суперпремиума» растут семимильными шагами, обгоняя даже Китай.)

Однако понятно, что целиком вытянуть автопром «суперпремиум» не может – поскольку разница в выпуске единиц продукции у них составляет более трех (!) порядков. (Тысячи у «суперепремиума» и миллионы у массовых производителей.) Поэтому сейчас можно с честностью говорить о наступлении реального кризиса в автостроении – причем, в отличие от кризисов прошлых лет –скажем, 1998 или 2008 года – не «излечиваемого» кредитованием. Напомню, что сейчас ставки по «автокредитам» составляют порядка 5% и ниже. (В США деньги на покупку новых машин могут выдавать под 2% годовых!) При этом дополнительно к этому часто применяется дополнительная скидка (!), достигающая 10-20% от номинальной цены. (Т.е., в кредит машины продаются дешевле !!!, чем за «наличку».) Понятно, что дальнейшее снижение данного параметра вряд ли возможно – да и, по большому счету, не принесет особого увеличения рынка. По той простой причине, что практически все обитатели развитых стран и так закредитованы в максимально возможной степени.

* * *

На этом фоне если что и может удивлять – так это то, что продажи падают на проценты, а не в разы. Видимо, все-таки, массированная «кредитная поддержка» пока еще работает. По крайней мере, в совокупности с массированным же снижением качества автомобилей, которое началось лет двадцать назад. (Что означает завуалированное снижение цены.) Поскольку не будь этого, то продавать бы новые машины в развитых странах было бы невозможно – так как данный рынок был перенасыщен еще лет тридцать назад. (В том смысле, что сравнение количества автомобилей на человека для жителей развитых стран в начале 1990 годов и сейчас показывает незначительный рост – порядка нескольких процентов.) Впрочем, удивляться этому не приходится – поскольку даже в 1990 годах число автомобилей в подобных государствах колебалось от практически 800 шт. на тысячу человек (в США), до 400 (Исландия). То есть, практически все (!) взрослые люди (именно люди, не семьи) уже имели свой личный «экипаж»!

Другое дело, что тогда еще удавалось «разводить» покупателей на разнообразные «примочки», которые, якобы, позволяют значительно улучшить комфорт водителей. Начиная с кондиционеров (коими в 1980 годы оснащалось не более трети машин и сейчас почти все) и заканчивая автоматической коробкой передач. Collapse )